yaslyam_da (yaslyam_da) wrote,
yaslyam_da
yaslyam_da

Categories:

Офис по контролю над иностранными активами-один из инструментов управления США другими странами.

Спецслужба по санкциям:
Как в США устроена работа, направленная на проведение решений США в на территории других стран. Сперва составляются «черные» списки лиц, которые недостаточно быстро проводят интересы США в своих странах или вообще препятствуют. Это люди, которые подлежат финансовому преследованию со стороны США как мере воздействия на них. Это воздействие осуществляется с целью заставить граждан иностранных государств, занимающих высокие посты в своих странах, проводить решения США (политику в интересах США).
Сперва спецслужбы выявляют ключевых чиновников и бизнесменов таких стран. Включение их в «черный» список начинает процедуру шантажа – угроза арест денег и имущества, препятствие в совершении сделок и т.д. до тех пор, пока они не начнут себя правильно вести. И это все официальные методы, облеченные всегда в законную форму в США (через сенат и т.д.). О степени давления в неофициальных «беседах» приходится только догадываться.
Аналогично было сделано и в отношении России в период 2014-2017гг Антироссийские санкции «шлифуют» не в Белом доме и не в Госдепе: этим занимается небольшое, но очень влиятельное подразделение Минфина США — Офис по контролю над иностранными активами (Office of Foreign Assets Control, OFAC). Эта контора может не только делать посговорчивей каких отдельных лиц, но и наказать и своих же гуалятеров, поставленных присматривать за своей колонией (вассалом), которые начали делать свою работу не совсем в пользу Америки (под финансовое наказание попадают прежде все и лояльные США компании – например решили провернуть прибыльную сделку в лицом, включенным в такой список.
OFAC входит в структуру Министерства финансов США, непосредственно подчиняясь Управлению по финансовой разведке и противодействию терроризму (Office of Terrorism and Financial Intelligence). Сейчас OFAC управляет 37 санкционными программами. Многие из программ агентства действуют уже больше полувека или около того: санкции против Северной Кореи длятся 64 года, против Кубы — 54 года, а против Ирана — 30 лет.
Долгое время OFAC в основном следил за тем, как банки хранят замороженные под санкциями активы, рассказывала в начале года The Wall Street Journal юрист из Wiley Rein Серена Мо (работала в Минфине США и самом OFAC до 1997 года). Деятельность агентства кардинально расширилась после вторжения Ирака в Кувейт в 1991 году.
В марте 2014 года у OFAC прибавилось работы в связи с украинским кризисом. Ведомство пошло на беспрецедентные меры, включив в санкционный список SDN (Special Designated Nationals) ряд российских бизнесменов, в том числе Геннадия Тимченко, Аркадия и Бориса Ротенбергов и Юрия Ковальчука, мотивировав это тем, что они входят «в личный круг президента Путина». OFAC указал тогда, что у российского президента есть инвестиции в нефтетрейдинговую фирму Gunvor, сооснователем которой является Тимченко, и что Путин «может иметь доступ к средствам» этой компании.
Gunvor была возмущена, назвав все ложью. Но представители Минфина США отказались предоставлять доказательства связи российского президента с Gunvor. OFAC в принципе не обязан раскрывать основания для своих решений (к этому службу не может принудить даже суд). И ведомство не скрывает, что может базировать свои выводы на любых источниках информации, включая СМИ.
В начале 2000-х годов США превратили финансовые санкции в ключевой инструмент воздействия на недружественные государства. После дорогостоящих и непопулярных военных кампаний в Ираке и Афганистане США отказались от военного вмешательства в Иран и Сирию, предпочтя стратегию экономических санкций. И по крайней мере в случае с Ираном этот метод сработал, уверяет Вашингтон: иранцы сели за стол переговоров и пошли на уступки по своей ядерной программе.
Решающую роль в этой стратегии играет практически тотальный контроль США над глобальной долларовой финансовой системой, считает бывший советник Буша-младшего и экс-чиновник Минфина США Хуан Сарате. «Это по сути финансовая «партизанская война», беспрецедентная по досягаемости и эффективности, ее цель — перекрыть финансовый кислород нашим врагам», — пишет Сарате в книге «Война казначейства» (Treasury’s War), на которую в недавнем интервью журналу Spiegel сослался президент «Роснефти» Игорь Сечин (находится в санкционном списке OFAC с апреля).
Могущество OFAC иллюстрирует хотя бы один пример: в феврале 2011 года в течение всего 72 часов были заморожены счета бывшего ливийского лидера Муаммара Каддафи на общую сумму около $30 млрд.
При разработке санкций сотрудники OFAC тесно работают с другими федеральным агентствами, в том числе и с разведкой. Сами работники OFAC воспринимают себя не как «финансистов», а как правоохранителей и представителей разведывательного сообщества.
В 2012/13 финансовом году, согласно правительственным документам, его бюджет составил чуть более $30 млн (для сравнения, бюджет всего Минфина США — $14 млрд). При этом только с начала 2014 года агентство «заработало» около $1,2 млрд за счет взыскания штрафов за нарушение санкционных режимов (почти $1 млрд пришлось на штраф французскому банку BNP Paribas). Штрафы за нарушение санкций растут пропорционально количеству фигурантов в санкционных списках: например, в июле этого года французский банк BNP Paribas обязался выплатить американским властям рекордный штраф в размере $9 млрд за проведение «запрещенных» транзакций в интересах клиентов из Ирана, Судана и Кубы.
https://www.rbc.ru/business/11/09/2014/54241806cbb20f69ced22fac
Tags: США, борьба за власть, управление миром
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments